А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Поздравления > Школьные праздники > Трудный путь к счастью
Распечатать поздравление Трудный путь к счастьюВерсия для печати (lite)
Образ Марии Гавриловны и ВладимираВерсия для мобильных
Страницы: [1] [2]
Трудный путь к счастью




(По повести А.С. Пушкина «Метель»)
Действующие лица: ведущая, ведущий, чтец, участники инсценировки по повести А.С. Пушкина «Метель» – Марья Гавриловна, ее родители, Владимир, полковник Бурмин, танцоры, изображающие метель.
Предварительная подготовка. Изготавливаются костюмы, отрабатывается включение музыкальных заставок в ходе инсценировки повести. По ходу действия Марья Гавриловна и ее мать должны менять свою одежду, показывая тем самым, что прошло время: у полковника Бурмина, в соответствии с текстом повести, Георгиевский крест на груди и раненая рука на перевязи.

Ход мероприятия

Звучат музыкальные фрагменты Г. Свиридова к повести А.С. Пушкина «Метель».
Ведущая. Звучанием прекрасной мелодии начинается сегодня наша встреча. Автор ее – замечательный композитор ХХ века Георгий Свиридов. Думается, в нашей стране не найдется человека, который не знал бы его музыки. Сейчас прозвучала мелодия романтическая, даже грустная. Слушаешь ее и представляешь себе старую русскую деревню, провинциальную барышню, которая гуляет в саду своего имения, как писал Пушкин: «С печальной думою в очах, с французской книжкою в руках».
Ведущий. Вслушиваясь в эту музыку, мы будто зримо ощущаем образ века, в котором происходят события повести, специально для которой Георгий Свиридов сочинил эту музыку. Сегодня мы поговорим о повести Александра Сергеевича Пушкина «Метель», которая входит в сборник «Повести покойного Ивана Петровича Белкина». Давайте вместе перелистаем ее страницы.
Ведущая. Музыка Свиридова поможет нам погрузиться в начало XIX века, когда происходят описанные автором события. Хочу напомнить тем, кто этого не знал, что свои музыкальнее отрывки, в том числе и медленный лирический « Романс », прозвучавший в начале нашей встречи, композитор написал к фильму, снятому по мотивам повести Александра Сергеевича Пушкина «Метель». Впоследствии на ее основе композитор создал музыкальную сюиту для оркестра, которую так и назвал – «Метель». Музыкальные иллюстрации к повести А.С. Пушкина». В дальнейшем, пожалуйста, вслушивайтесь в музыку, она так ясно рисует образы героев повести и помогает раскрыть ее сюжет.
Выходит чтец.
Чтец. Александр Сергеевич Пушкин. «Метель». В конце 1811 года, в эпоху нам достопамятную, жил в своем поместье Ненарадове добрый Гаврила Гаврилович Р. Он славился во всем округе гостеприимством и радушием...»
Вновь звучит музыка Г. Свиридова, затем ее звучание несколько приглушается.
На фоне тихого звучания музыки чтец продолжает читать начало повести.
«...Соседи поминутно ездили к нему поесть, попить, поиграть по пяти копеек в бостон с его женою, а некоторые для того, чтоб поглядеть на дочку их, Марью Гавриловну, стройную, бледную и семнадцатилетнюю девицу. Она считалась богатой невестою, и многие прочили ее за себя или за сыновей».
Звук музыки усиливается. На сцену выходят Марья Гавриловна и ее родители. В руках у Марьи Гавриловны книга. Звуки музыки приглушаются.
Ведущая. Думаю, что созданию этой музыкальной пьесы помогли детские воспоминания композитора. Сам Георгий Васильевич Свиридов родился под Курском, в небольшом русском городке, где и по сей день сохранилась атмосфера русской старины. Тихие, с невысокими домами, улочки больше напоминают село, чем город. Время будто нарочно замедлило свой ход, и все осталось так, как, наверное, было и при рождении композитора много много лет назад. Возможно, что и «Романс» навеян атмосферой его детства.
Ведущий. Но вернемся к повести Пушкина «Метель». Уважаемые зрители, смотрите и слушайте! Музыка поможет нам представить и время, в которое развивались события, и их героев.
Чтец. «Марья Гавриловна была воспитана на французских романах, и следственно была влюблена».
Музыка усиливается. Выходит Владимир. Он кланяется родителям Марьи Гавриловны, а те от него отворачиваются. Тогда он подходит к Марье Гавриловне, и они долго смотрят друг на друга. Еще некоторое время звучит музыка, затем замолкает.
Чтец. «Предмет, избранный ею, был бедный армейский прапорщик, находившийся в отпуску в своей деревне... [но] родители его любезной, заметя их взаимную склонность, запретили дочери о нем и думать, а его принимали хуже, нежели отставного заседателя».
Звучит «Вальс» Г. Свиридова, во время которого Марья Гавриловна и Владимир танцуют. Родители бросают уничтожающие взгляды на Владимира, отходят в сторону и садятся на стулья. Владимир берет за руку Марью Гавриловну и пылко смотрит на нее. По окончании музыки чтец продолжает рассказ.
Чтец. Марья Гавриловна и Владимир «всякий день виделись наедине в сосновой роще или у старой часовни. Там они клялись друг другу в вечной любви, сетовали на судьбу и делали различные предположения. Переписываясь и разговаривая таким образом, они дошли до следующего рассуждения».
Владимир. «Если мы друг без друга дышать не можем, а воля жестоких родителей препятствует нашему благополучию, то нельзя ли нам будет обойтись без нее?» Я умоляю вас венчаться со мной тайно, скрываться некоторое время, а потом броситься к ногам ваших родителей, которые, конечно, будут тронуты нашим героическим постоянством и несчастием и скажут нам непременно: «Дети! Придите в наши объятия».
Марья Гавриловна. Хорошо, я согласна стать вашей женой. Я вижу, что намерения у вас самые честные.
Владимир. Как я счастлив!
Марья Гавриловна. Но, Владимир, для венчания нужны свидетели. Есть ли у вас верные люди, которые помогут решить наше дело?
Владимир. Конечно, это мои друзья – отставной корнет, землемер и юноша, недавно зачисленный в уланский полк. Со священником я договорюсь. Мой кучер Терешка тоже поможет нам. Все останется в тайне. Послушайте, мой план таков. Вечером вы вместе с вашей горничной должны выйти через заднее крыльцо в сад, там вы найдете уже готовые сани. Садитесь в них и поезжайте за пять верст от вашего села в село Жадрино, прямо в церковь. Я буду вас там ожидать.
Марья Гавриловна. Но я должна буду уложить некоторые вещи, написать прощальное письмо родителям. Я извинюсь за свой поступок и напишу, что готова броситься к их ногам, чтобы простили.
Марья Гавриловна и Владимир расходятся в разные стороны. Вновь звучит начало «Вальса», затем музыка замолкает. Чтец обращается к Марье Гавриловне.
Чтец. Накануне решительного дня Марья Гавриловна не спала всю ночь. Она укладывала белье и платье, написала письмо родителям, которых должна была оставить. Вечером она вместе с горничной вышла из дома. На улице была метель, ветер выл. Они насилу дошли до конца сада. Сани дожидались их в саду. Кучер Владимира расхаживал перед оглоблями, удерживая ретивых. Он помог барышне и ее девушке усесться, взял вожжи, и лошади полетели. (Марья Гавриловна уходит.)
Поручив барышню попечению судьбы и искусству Терешки кучера, обратимся к молодому нашему герою.
Владимир (выходит вперед.) Целый день я был в разъезде. Утром был у жадринского священника, насилу с ним уговорился. Потом поехал к соседям помещикам, которых уговорил стать свидетелями. Когда начало смеркаться, я отправил своего надежного кучера Терешку в Ненарадово со своею тройкою и с подробным обстоятельным наказом. Для себя велел заложить маленькие сани в одну лошадь, и отправился в Жадрино, куда через два часа должна была приехать и Марья Гавриловна.
Чтец. Прошу прощения, Владимир, вы поехали один, без кучера?
Владимир. Да, я поехал один. Что же тут странного? Дорога была мне знакома, а езды всего двадцать минут.
Ведущий. Сделаем небольшую остановку в нашем повествовании. Мы не сможем вам показать зимнюю дорогу и вьюгу, в которую попал наш герой. Но в этом нам вновь поможет музыкальная пьесы Григория Свиридова «Тройка». Послушайте, как разнообразны средства музыкальной выразительности в разных ее эпизодах. Сначала музыка звучит спокойно, повествовательно. Мы прислушиваемся к бойкому лепету колокольчика на шее лошади. Никто не предвещает поворота в судьбах наших героев. Но вот внезапный вихрь врывается в звучание пьесы. Это метель, которая своим вмешательством разлучит влюбленных навсегда. Именно из за метели, в которой заблудился один из главных героев повести, ее сюжет повернулся так необычно. Метель оказалась внезапным участником событий в этой повести.
Чтец. Но едва Владимир выехал за околицу в поле, как поднялся ветер, и сделалась такая «метель, что он ничего не взвидел».
Во время звучания второй части музыкальной пьесы Г. Свиридова «Тройка» в зале гаснет свет. Луч света выхватывает фигуру Владимира, позади которого танцоры, одетые в белые балахоны, осыпают его кусочками мелко нарезанной бумаги. По окончании музыки возобновляется повествование.
Владимир (почти кричит, преодолевая громкое звучание симфонического оркестра). «В одну минуту дорогу занесло; окрестность исчезла во мгле мутной и желтоватой, сквозь которую летели белые хлопья снегу; небо слилося с землею». Мне казалось, что прошло уже больше получаса, а я все еще не доехал до Жадринской рощи. Прошло еще около десяти минут, а рощи все было не видать. Метель не утихала, небо не прояснялось. Наконец я увидел, что еду не в ту сторону. Уже более часа я был в дороге, Жадрино должно было быть недалеко. Но я ехал, ехал, а полю не было конца. Все сугробы да овраги. Время шло; я начинал сильно беспокоиться.
Чтец. «Наконец в стороне что то стало чернеть. Владимир поворотил туда. Приближаясь, увидел он рощу... Скоро нашел он дорогу и въехал во мрак деревьев, обнаженных зимою. Ветер не мог тут свирепствовать; дорога была гладкая; лошадь ободрилась, и Владимир успокоился.
Но он ехал, ехал, а Жадрина было не видать».
Владимир. Я с ужасом увидел, что заехал в незнакомый лес. Отчаяние овладело мной. Я поехал наудачу.
Чтец. Пели петухи, и было уже светло, как доехал он до Жадрина.
Владимир. Да, но церковь была заперта. На дворе тройки моей не было! (С отчаянным видом хватается за голову и отходит в сторону, затем вообще уходит.)
Чтец. Какое известие ожидало его!
Ведущий. А что произошло в церкви в его отсутствие? И какое такое известие его ожидало?
Чтец. Обо всем вы узнаете немного позже.
Ведущая. А пока возвратимся к добрым ненарадовским помещикам и посмотрим, что то у них делается.






Чтец. А ничего. Старики проснулись и вышли в гостиную, ожидая дочь. Вошла Марья Гавриловна, поздоровалась с папенькой и маменькой. К вечеру она занемогла, открылась сильная горячка, и больная две недели находилась на грани смерти. Ведущий. И никто в доме не догадывался о ее неудавшемся побеге? Чтец. Никто. Письма, накануне ею написанные, она сожгла; ее горничная никому ничего не говорила, опасаясь гнева господ. Священник, отставной корнет, землемер, улан и кучер Терешка были молчаливы. Таким образом, тайна была сохранена более чем полудюжиной заговорщиков. Но Марья Гавриловна сама в бреду высказывала свою тайну. Однако ж ее слова были так несообразны ни с чем, что родители поняли из них только то, что дочь их была смертельно влюблена во Владимира. Вперед выходят отец и мать. Отец. Прасковья Петровна, дочь наша Машенька, вероятно, любит Владимира. Что ж тут поделать. Мать. Верно, это любовь и есть причина ее болезни. Видно суженого конем не объедешь. Да и правду говорят, что жить не с богатством, а с человеком. Отец. Да, правда. Но вот беда. Вчера я послал приглашение Владимиру приехать к нам, чтобы объявить ему наше решение – согласие на брак. Мать. И что же? Отец (показывает лист бумаги). Но в ответ я получил какое то полусумасшедшее письмо! Он сообщил, что ноги его не будет никогда в нашем доме, и просил забыть его. Мать. Как? Отец. Вот так, понимай, как знаешь. А сегодня я узнал, что он уехал в армию. Мать. Ах! Бедная, бедная Маша! (Плачет.) Родители обнимаются и уходят. Чтец. Время шло. Наступил 1812 год. Выздоровев, Марья Гавриловна никогда не упоминала о Владимире. Но когда в газетах прочла о том, что он был тяжело ранен в битве под Бородиным, а затем скончался в Москве, она упала в обморок. Вскоре другая печаль ее посетила: отец скончался, оставив ее наследницей всего имения. Но наследство не утешало ее. Вместе с матерью она покинула Ненарадово, место печальных воспоминаний, и перехала жить в друргое поместье. Ведущая. Сейчас послушайте еще одну известную пьесу Свиридова – «Марш». Она звучит торжественно, как и полагается военному маршу. В ней слышны голоса медных духовых инструментов. Чтец. Война закончилась. Полки наши со славой возвращались. Народ бежал им навстречу. Появление в провинциальных городах офицера было для него настоящим торжеством! Звучит «Марш» Г. Свиридова. После его окончания выходят по другому одетые Марья Гавриловна и ее мать. Чтец. Несмотря на холодность и сдержанность, Марья Гавриловна, как богатая невеста, по прежнему была окружена искателями ее руки. Но все должны были отступить, когда явился раненый гусарский полковник Бурмин с орденом Георгия в петлице. Звучит «Вальс» Г. Свиридова. Выходит Бурмин и встает несколько в стороне. Музыка приглушается, затем замолкает. Мария Гавриловна и ее мать выходят вперед и садятся на стулья. Мать. Полковник Бурмин приехал в отпуск в свои поместья, что по соседству с нашей деревней. Знаешь, Машенька, хоть он и полковник, а ему всего двадцать шесть лет. Он очень милый молодой человек. Ты ему так понравилась. Марья Гавриловна. Да, я знаю. Он, кажется, нрава тихого и скромного, но молва уверяла, что некогда был он ужасным повесою. Мать. Все наши соседи говорят о вашей свадьбе, как о деле решенном. А что, достойный тебя жених. Марья Гавриловна. Нет, маменька, и не будем более об этом говорить. Мать. Ну что с тобой делать. Конечно, я вижу, ты бережешь в душе своей память о Владимире, но прожитого не вернешь. Подумай о себе. Да вот к нам пожаловал полковник Бурмин. (Уходит.) Бурмин (приближается к Марье Гавриловне и останавливается возле нее. Звучит начало «Романса», затем музыка замолкает.) Марья Гавриловна, я искал давно случая открыть вам свое сердце. Уделите мне минуту внимания. Марья Гавриловна. Я слушаю вас, говорите. Бурмин (после паузы). Я вас люблю. Я вас люблю страстно. Но мне еще остается исполнить тяжелую обязанность, открыть вам ужасную тайну и положить между нами непреодолимую преграду. Марья Гавриловна. Эта преграда всегда существовала. Я никогда не могла быть вашею женой. Бурмин. Знаю, знаю, что некогда вы любили, но смерть и три года сетований... Добрая, милая Марья Гавриловна, молчите, ради бога, молчите! Я – несчастнейшее создание... Я женат! Марья Гавриловна. Как? Бурмин. Я женат уже четвертый год, и не знаю, кто моя жена, и где она, и должен ли я свидеться с нею когда нибудь! Марья Гавриловна. Что вы говорите? Как это странно! Продолжайте, я расскажу после. Продолжайте, сделайте милость. Бурмин снимает повязку с руки и выходит вперед. Бурмин. В начале 1812 года я спешил в свой полк. Приехав однажды на станцию поздно вечером, я велел было поскорее закладывать лошадей, как вдруг поднялась ужасная метель. Мне советовали переждать, но непонятное беспокойство овладело мною. Я не вытерпел, приказал закладывать и поехал в самую бурю. В зале приглушается свет, звучит пьеса Г. Свиридова «Тройка». Бурмин остается в луче света, а вокруг, осыпая его снегом, кружатся танцоры. Идет немая сцена в сопровождении музыки – Бурмин борется с метелью. По окончании музыки возобновляется повествование. Бурмин. Все кругом занесено было снегом, ямщик проехал мимо нужной дороги, и таким образом очутились мы в незнакомой стороне. Я увидел огонек вдали и велел ехать туда. Мы подъехали к деревянной церкви. «Сюда! Сюда!» – закричало несколько голосов. Я вошел в церковь, слабо освещенную двумя или тремя свечами. Девушка сидела на лавочке в темном углу церкви, другая терла ее виски. «Слава богу, – сказала она, – что вы приехали. Чуть было барышню не уморили». Старый священник подошел ко мне с вопросом: «Прикажите начинать?» «Начинайте, начинайте, батюшка», – рассеянно ответил я. Девушку подняли, я стал подле перед аналоем. Непонятная, непростительная ветреность! Марья Гавриловна надевает на голову фату и, опустив голову, становится рядом с Бурминым в луч света. Бурмин. Священник торопился; трое мужчин и горничная поддерживали невесту и заняты были только ею. Нас обвенчали. «Поцелуйтесь», – сказали нам. Жена обратила ко мне свое бледное лицо и вскрикнула. Марья Гавриловна (поворачивается к Бурмину, берет за руки, поднимает к нему свое лицо и кричит). Ай, не он, не он! (Закрывает лицо руками и вновь отступает в темноту.) Бурмин. И упала без памяти. Я выбежал из церкви, бросился в кибитку и закричал: «Пошел!» Сцена освещается полностью. Марья Гавриловна (она вновь сидит на скамейке, сняв фату; говорит взволнованно, схватив Бурмина за руку). Боже мой, и вы не знаете, что сделалось с бедной вашей женою? Бурмин. Не знаю. Не знаю, как зовут деревню, где я венчался; не помню, с которой станции поехал. Слуга, бывший со мной, умер в походе. Марья Гавриловна (порывисто встает). Так это были вы! И вы не узнаете меня? Бурмин некоторое время стоит неподвижно, потом наклоняется и целует ей руку, а затем опускается на колени. Звучит последняя часть «Вальса». Затем исполнители уходят. Ведущая. Лирическая прекрасная повесть Александра Сергеевича Пушкина «Метель» сегодня предстала перед нами в сопровождении незабываемой музыки Григория Свиридова. Ведущий. Писатель не раз высказывал мысль о том, что искусство, особенно литература, предназначено для духовного совершенствования человека. В этом основная миссия искусства. Ведущая. Недаром в своем стихотворении «Памятник» Пушкин сказал: «...чувства добрые я лирой пробуждал». Мы надеемся, что сегодня, встретившись с героями повести Пушкина «Метель», наши зрители тоже стали чуточку лучше, красивее, вновь и вновь обращаясь к книгам великого писателя.

Страницы: [1] [2]

Если Вы все-таки не нашли своё поздравление, воспользуйтесь поиском

Сохранить поздравление:


Школьные праздники

  Школьные праздники


Трудный путь к счастью
Школьные праздники



  Милая добрая Марья ГавриловнаМобильная версия



Яндекс.Метрика